Ассоциация факторинговых компаний (АФК) — профессиональное общественное объединение участников рынка факторинга в Российской Федерации.


06
Июн
2014
АФК просит Правительство РФ внести изменения в закон о регулировании алкогольной отрасли

Ассоциация факторинговых компаний обратилась в Правительство РФ с просьбой о законодательном разрешении правовой коллизии в отношении использования факторинга в алкогольной отрасли. Письмо направлено в адрес вице-премьера Александра Хлопонина.

Заместителю Председателя Правительства Российской Федерации

А.Г. Хлопонину

Уважаемый Александр Геннадиевич!

От имени Ассоциации факторинговых компаний, объединяющей крупнейшие кредитные организации и факторинговые компании Российской Федерации, разрешите поздравить Вас с новым назначением и обратиться с просьбой о разрешении правовой коллизии, сложившейся в отношении использования факторинга в алкогольной отрасли.

Правовая коллизия была создана Федеральным законом от 18 июля 2011 г. № 218-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (далее - Федеральный закон), включившим в пункт 1 статьи 26 Федерального закона норму следующего содержания: «в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции запрещается заключение договоров купли-продажи с условием исполнения обязательств по сделке в пользу третьего лица, договоров мены, договоров об уступке требования и о переводе долга, если указанные сделки совершаются в отношении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Заключенные в таких случаях договоры считаются ничтожными».

Указанная норма не конкретизирует, в отношении какого предмета введен запрет на заключение договоров об уступке. Согласно Главе 24 «Перемена лиц в обязательстве» Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в качестве предмета уступки для целей Федерального закона может рассматриваться как право требования в отношении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, так и право денежного требования, вытекающего из производства и оборота указанной продукции. Однако, согласно Главе 43 ГК РФ «Финансирование под уступку денежного требования», в качестве предмета уступки может выступать только право денежного требования - прав требования в отношении продукции не возникает.

Результатом применения пункта 1 статьи 26 Федерального закона стало его толкование, направленное на запрет заключения договоров финансирования под уступку денежного требования (факторинга). При этом данное толкование исходило исключительно от хозяйствующих субъектов, выступающих должниками по договорам факторинга - в качестве обоснования отказа от оплаты уступленных денежных требований.

В ответ на обращения Ассоциации факторинговых компаний в Федеральную службу по регулированию алкогольного рынка (далее - Росалкогольрегулирование) письмами от 10.08.2012 и 25.12.2012 с просьбой разъяснить распространение установленного пунктом 1 статьи 26 Федерального закона запрета на факторинговые операции, письмом от 04.02.2013 за № 1799/07-03 Росалкогольрегулирования сообщило, что «приведенный выше запрет не содержит исключений в отношении уступки требования уплаты денежных средств за получаемую по договору купли-продажи алкогольную продукцию». Копия переписки прилагается.

Очевидно, что данное толкование нормы ведомством являлось безосновательным. В частности, противоречащим позиции Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 информационного письма Президиума от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации». Президиум ВАС РФ прямо указывает, что «уступка права (требования) по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария соответствующих обязанностей цедента. Цедент не освобождается от исполнения продолжающих лежать на нем обязанностей».

Исходя из данной позиции, обязательство по поставке алкогольной продукции и обязательство оплаты за поставленную алкогольную продукцию являются двумя разными видами обязательств. Это было также подтверждено вступившими в законную силу решениями арбитражных судов, например, постановлениями Десятого Арбитражного апелляционного суда от 10 мая 2012 года по делу № А41-1749/11 и Девятого Арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2012 года по делу № А40-20743/12.

Принимая во внимание спорность ранее направленного толкования, а также негативную арбитражную практику, Росалкогольрегулирования письмом от 25.04.2014 г. за №7970/03-01 за подписью начальника Правового управления А.В. Коробутова в ответ на обращение Комитета производителей алкогольной продукции заняло противоположную позицию:

«В соответствии с пунктом 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) надлежащее исполнение прекращает обязательство.

В случае, если обязательство по поставке алкогольной продукции надлежащим образом исполнено, оно прекращается. При этом обязательство по уплате денежных средств за поставленную алкогольную продукцию является обязательством, встречным по отношению к обязательству по поставке алкогольной продукции (пункт 1 статьи 328 ГК РФ).

Договоры об уступке требования по уплате денежных средств за поставленную алкогольную продукцию являются сделками не в отношении алкогольной продукции, а в отношении денежных обязательств за поставку алкогольной продукции, что не противоречит пункту 1 статьи 26 Закона». Копия переписки прилагается.

Однако, несмотря на сформировавшуюся за 2,5 года солидарную позицию регулятора, судебных органов, участников алкогольного рынка и участников рынка факторинга, запретительная не конкретизированная норма пункта 1 статьи 26 Федерального закона продолжает действовать, создавая предпосылки для коррупционных проявлений и выводя из правового поля операции, связанные с финансированием оборотного капитала участников алкогольного рынка.

При этом еще 13 октября 2011 года в целях устранения описанной выше правовой коллизии депутатом В.Ф. Звагельским был внесен на рассмотрение Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона № 613394-5 (далее - Законопроект) «О внесении изменения в статью 26 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции».

Законопроект получил положительное заключение Правительства Российской Федерации, подготовленное Росалкогольрегулирования, и даже был принят в первом чтении 27 апреля 2012 года (Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации № 317-6 ГД). Однако внесение Законопроекта во второе чтение было остановлено по причине ущербности предложенной им формулировки пункта 1 статьи 26 Федерального закона: «заключение договоров купли-продажи с условием исполнения обязательств по сделке в пользу третьего лица, договоров мены, договоров об уступке требования и о переводе долга (за исключением договоров финансирования под уступку денежного требования, финансовым агентом по которым является кредитная организация), если указанные сделки совершаются в отношении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Заключенные в таких случаях договоры считаются ничтожными;».

Данное предложение входит в противоречие с положениями пункта 2 статьи 3 ГК РФ, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в федеральных законах, должны соответствовать ГК РФ. Согласно статье 825 ГК РФ, в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать коммерческие организации. Поскольку статья 825 ГК РФ не содержит отсылочной нормы в отношении федеральных законов, устанавливающих условия отнесения к числу финансовых агентов кредитных или иных организаций, отмена Законопроектом ограничительных норм только в отношении кредитных организаций не соответствует требованиям гражданского законодательства. Кроме того, применение пункта 1 статьи 26 в предложенной редакции противоречило бы пункту 1 статьи 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» и могло послужить основанием для судебного оспаривания ненормативных правовых актов Росалкогольрегулирования и его территориальных управлений.

Кроме того, указанная формулировка Законопроекта (в случае ее принятия) могла создать не просто новую коллизию, но и еще более вредное явление - регуляторный арбитраж на рынке факторинга, в результате которого финансовые агенты, не являющиеся кредитными организациями, например, факторинговые компании, собственниками которых является государство (в частности, ООО «ГПБ - факторинг» и ООО «ВТБ Факторинг») оказывались поражены в экономических правах на алкогольном рынке, регулируемым самим государством, в государственных же интересах.

Уважаемый Александр Геннадиевич!

Участники Ассоциации факторинговых компаний всецело поддерживают проводимую государством политику, направленную на ограничение потребления алкогольной продукции в Российской Федерации. Однако условия, созданные на законодательном уровне в отношении применения факторинга хозяйствующими субъектами алкогольного рынка, очевидно, имеют цели, далекие от этой государственной политики, их результативность сомнительна, а ущерб, наносимый законопослушным участникам рынка, прямо пропорционален масштабам теневого денежного оборота, пришедшего на смену факторинговым операциям, осуществляемым в соответствии с нормами гражданского законодательства.

В связи с вышеизложенным прошу Вас и Правительство Российской Федерации предпринять меры по устранению правовой коллизии, сложившейся в отношении использования факторинга в алкогольной отрасли, инициировав принятие во втором и третьем чтении проекта федерального закона № 613394-5 в следующей непротиворечивой формулировке пункта 1 статьи 26 Федерального закона:

«заключение договоров купли-продажи с условием исполнения обязательств по сделке в пользу третьего лица, договоров мены, договоров об уступке требования и о переводе долга (за исключением договоров финансирования под уступку денежного требования), если указанные сделки совершаются в отношении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Заключенные в таких случаях договоры считаются ничтожными;»»

 

Приложения:

1. Переписка Ассоциации факторинговых компаний и Росалкогольрегулирования на 5 (пяти) л.

2. Переписка Комитета производителей алкогольной продукции  и Росалкогольрегулирования на 4 (четырех) л.

3. Ответы ФАС России и Комитета ГД РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству на запросы Ассоциации факторинговых компаний на 6 (шести) л.

4. Заключение Ассоциации факторинговых компаний ко второму чтению проекта федерального закона № 613394-5 на 2 (двух) л.

 

С уважением,

 

Исполнительный директор

Ассоциации Факторинговых Компаний                               Д.В. Шевченко