Ассоциация факторинговых компаний (АФК) — профессиональное общественное объединение участников рынка факторинга в Российской Федерации.


27
Окт
2017
Комментарии к новому законодательству о факторинге в России (перевод)

23 октября 2017 года на портале TRFNews опубликована статья председателя Юридического комитета АФК А.В. Давыдова и исполнительного директора АФК Д. Шевченко, посвященная изменениям в регулировании факторинга в России с 1 июня 2018 года. Ниже представлен вариант статьи на русском языке, а также перевод на английский язык основных изменений в гражданском законодательстве, затрагивающих регулирование факторинга.

Более 10 лет факторинговое сообщество России лоббировало совершенствование единственного законодательного акта, регулирующего национальную индустрию факторинга – главы 43 Гражданского кодекса Российской Федерации. Ключевые аспекты ожидавшихся изменений: сближение структуры договора с нормами Конвенции УНИДРУА по международному факторингу, снижение рисков финансирования под уступку денежных требований, прояснение деталей законодательства, имеющих двойное толкование, и снятие ограничений для развития факторинга в стране.

Глобально - борьба шла за повышение транспарентности регулирования и привлекательности факторинга для российских и международных инвесторов. Локально – для снижения рисков факторинговых компаний, устранения существующих барьеров и расширения емкости рынка факторинга. При этом из числа решаемых задач были исключены вопросы создания отдельного закона о факторинге и государственное регулирование индустрии.

Июль 2017 года принес однозначную победу – был принят Федеральный закон от 26 июля 2017 года №212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

На пути к этой победе Россия присоединилась к Конвенции УНИДРУА о международном факторинге (2015 год), отменила оговорки законодательства, ограничивающие факторинг только банковским сектором (2009 год), отбила атаку депутатов на уступку дебиторской задолженности клиентов из алкогольной отрасли (2011 год), исправила ошибочную поправку о введении платной регистрации договоров факторинга (2016 год).

С 1 июня 2018 года факторинг в России начнет работать по новым правилам, более приближенным к международным. Это облегчит операции уже работающих в стране международных факторинговых игроков – UniCredit, Societe Generale, Raiffeisenbank, Citibank, HSBC и других. Но также откроет большие возможности для новых участников рынка, в том числе международных.

Юридический комитет АФК, в который входят представители 15 крупнейших факторов России, непосредственно участвовал в разработке и согласовании основных новелл главы 43 ГК РФ. Ниже представлены подготовленные председателем Юридического комитета АФК Андреем Давыдовым базовые комментарии к новой редакции ГК РФ в том, что касается факторинга и уступки в целом.

Терминология

Принятая в мире терминология факторинга вошла в российское законодательство в 2014-2015 годах, когда вступили в силу законы о международном факторинге и завершено присоединение к Конвенции УНИДРУА о международном факторинге. Изменения в ГК РФ завершили процесс структурирования терминологии: с 1 июня 2018 года слова «факторинг», «фактор», «договор факторинга» будут официальными терминами, применяемым как в бизнесе, так и в юридических документах, в том числе судебными инстанциями.

Форма договора

Глава 43 ГК РФ содержит десять статей. В статье 824 дается определение факторинга, заданы рамки формы договора факторинга, а также описано взаимодействия норм главы о факторинге с другими частями ГК РФ. Главное новшество в определении формы договора – заимствование принципа «два действия из четырех перечисленных», отраженное в статье 1 Конвенции УНИДРУА о международном факторинге. В статье 824 ГК РФ «функции» переведены на русский язык как «действия» фактора:

  1. По договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне - финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:
1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

Следует обратить внимание на то, что клиент обязан оплатить услуги фактора, что закрепляет статус договора факторинга как возмездного договора. Также в подпункте 1 пункта 1 «передача денежных средств» расшифрована как заем (статья 807 ГК РФ) или авансовый платеж (статья 823 ГУ РФ) – это расширяет вариативность форм финансирования и «наводит мосты» с другими положениями ГК РФ.

Если в действующей главе 43 ГК РФ выплата фактором финансирования является обязательным, то с 1 июня 2018 года в договоре факторинга такой обязанности у фактора может не быть. Комплекс действий фактора, перечисленный в подпунктах 2-4 пункта 1 статьи 824 ГК РФ, открывает возможности для расширения бизнеса, например, в сегменте collection only или maturity factoring, а также позволяет развивать услуги по управлению дебиторской задолженностью без привлечения банковского капитала.

Защита прав фактора

Концепция усиления защиты фактора от недобросовестных действий клиента и должника в новой редакции ГК РФ реализована посредством отсылки к главе 24 ГК РФ (Перемена лиц в обязательстве) и более четкому описанию прав и обязанностей участников сделки в главе 43 ГК РФ.

Пункт 3 статьи 824 ГК РФ: В части, не урегулированной настоящей главой, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 настоящего Кодекса.

В частности, статья 386 ГК РФ (глава 24 ГК РФ) дополняется абзацем: «Должник в разумный срок после получения указанного уведомления обязан сообщить новому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. В противном случае должник не вправе ссылаться на такие основания». Применение этого положения закона обеспечит надежную защиту фактора от товарных споров, возникших после получения уведомления должником.

Защита фактора от товарных споров – уже после оплаты должником в адрес фактора – усиливается благодаря новой редакции статьи 833 ГК РФ (Глава 43 ГК РФ):

В случае неисполнения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента (фактора) возврат уплаченных ему сумм. Соответствующее требование может быть предъявлено должником клиенту. При этом не важно, выплатил ли фактор клиенту авансирование по спорным поставкам или нет, также не имеет значения - знал или нет фактор о риске товарного спора по конкретной поставке до получения оплаты от дебитора.

Отсылка на главу 24 ГК РФ также защищает фактора от двойной уступки и уступки несуществующего требования – благодаря распространению на факторинг статьи 390 ГК РФ (глава 24 ГК РФ). В ней, в частности, закреплено, что клиент обязан обладать правом на совершение уступку, а уступаемое денежное требование ранее не было уступлено им другому фактору:

Статья 390. Ответственность цедента

  1. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.

Если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты.

  1. При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия:

- уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

- цедент правомочен совершать уступку;

- уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

- цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке.

  1. При нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.
  2. В отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента, требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее.

В случае исполнения должником другому цессионарию риск последствий такого исполнения несет цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее.

В частности, слова «цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования» можно трактовать так: клиент не должен принимать возвращаемый должником качественный товар и/или изменять условия контракта в одностороннем порядке, что вызовет возражения у должника…

Несмотря на то, что ответственность клиента за уступку недействительного денежного требования также введена в новую редакцию главу 43 ГК РФ (Статья 827 - Ответственность клиента перед финансовым агентом. Пункт 1. Если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки), мы полагаем, что применение статьи 390 (главы 24 ГК РФ) будет обоснованным из-за более детального описания диспозиции.

Еще одним позитивным моментом для фактора станет пункт 4 статьи 831 ГК РФ: 4. Финансовый агент (фактор) вправе при передаче клиенту денежных средств предъявить к зачету свои денежные требования по договору. Благодаря этой норме, снижается риск неоплаты клиентом комиссий, штрафов и пени по ранее уступленным поставкам. Это улучшает положение банков-факторов.

Все только начинается

Перечисленные выше изменения в ГК РФ – это далеко не полная картина. Новая глава 43 ГК РФ содержит ряд вопросов, на которые ответить может только практика: составление и исполнение договоров, работа аудиторов и консультантов, рассмотрение спорных ситуаций в арбитражных судах. Эти вопросы мы постараемся осветить в следующей статье, посвященной изменениям в регулировании факторинга в России. Юридический комитет АФК также продолжит работу по подготовке участников российского рынка факторинга к имплементации новелл главы 43 ГК РФ в практику бизнеса.

А.В. Давыдов, председатель Юридического комитета АФК

Д.В. Шевченко, исполнительный директор АФК

Оригинал статьи на английском языке опубликован на сайте TRFNews

New factoring regulations of the Civil Code of the Russian Federation in English