Ассоциация факторинговых компаний (АФК) — профессиональное общественное объединение участников рынка факторинга в Российской Федерации.


15
Мар
2018
Блокчейн и развитие рынка факторинга

«Попробуйте придумать название книги, начинающееся на «Гарри Поттер и…». Теперь замените «Гарри Поттер» на «блокчейн». Я уверяю, у вас не получится ни одной темы, которая была бы не связана с данной технологией. И рынок факторинга тут не является исключением. За последние год-два тема цифровизации рынка факторинга стала настолько обсуждаемой, что невольно возникает вопрос: почему же не происходит прорыва, а реальные изменения носят скорее точечный характер? Давайте разберемся.

Сам тезис «Технологии блокчейн будут востребованы в факторинге» связан с несколькими причинами.

Во-первых, факторинг представляет собой способ финансирования оборотного капитала, и срочность сделок (траншей) в рамках продукта достаточно короткая. Основывается она в первую очередь на отсрочке платежа, прописанной в клиентских договорах поставок либо оказания услуг. Если говорить о сегменте поставок в федеральные сети, особенно — пищевой продукции, то речь идет о сроках от 14 до 60 дней. Таким образом, построение бумажного документооборота по «коротким» сделкам становится трудозатратным, а в ряде случаев — невозможным.

Во-вторых, факторинг отличается от кредита тем, что основным источником возврата финансирования являются платежи от покупателя, который делает их не в рамках договоров факторинга, а по договорам поставки. Соответственно доказательство факта возникновения требования к дебитору возможно только через подтверждение профинансированных отгрузок. Для этого недостаточно показать платежку, подтверждающую факт выплаты финансирования фактором, нужно строить документооборот именно с покупателем, у которого может возникать прямой экономический мотив изменить данные либо поправить их. Ранее факторы основывались на проверке качества отгрузочных документов «на бумаге» — слюнявили печати, проверяли достоверность подписей на накладных, просили доверенность на приемщика на складе. Сейчас этот период позади, и все участники рынка факторинга уверенно говорят об «электронном документообороте». Но какой он на самом деле?

Для некоторых игроков рынка «электронным документооборотом» может быть и Excel-файл, но для факторинга этого явно недостаточно. Данные в этом файле являются основным подтверждением факта наличия требования, они должны иметь высокую степень надежности. Представьте себе, что данные по всей вашей собственности находятся в неком файле. Убрали строчку в таком файле — и нет у вас автомобиля или квартиры.

Таким образом, всем очевидна ценность распределенного хранения данных в факторинге. Есть понимание, что важно рассматривать информацию как неизменяемую и надежную. Всем также ясно, что содержащаяся там коммерческая информация не должна быть скомпрометирована. Она может быть доступна только тем, кто имеет к ней доступ в силу договора.

Поскольку технология блокчейн и есть система распределенного и неизменяемого хранения данных, на первый взгляд, рынок факторинга должен быть в числе первых по ее внедрению. Действительно, за последние два года мы видели ряд проектов в этом направлении, в том числе «FactorB» Сергея Кушпелева и работающее внедрение приватного, или локального, блокчейн-решения между компаниями «М. Видео» и «Сбербанк Факторинг». Что мешает им «захватить рынок»?

На мой взгляд, ключевой сложностью является тот факт, что инициатива по внедрению блокчейн-решений идет от отдельных игроков рынка факторинга. Это порождает много проблем.

• Дублирование трудозатрат. Каждый фактор пытается договариваться о своем отдельном внедрении, тратит на это время, ресурсы PR, GR и разработчиков. В целом, это похоже на то, что вместо единой железнодорожной магистрали каждый игрок тянет свою «ветку».

• Локальность технологического решения. Прямое следствие предыдущего тезиса — каждое внедрение сращивается отдельно. Это заметно на примере кейса внедрения обмена информацией с применением технологии блокчейн между компаниями «Сбербанк Факторинг» и «М. Видео». Поскольку решение изначально формировалось между двумя участниками, был выбран вариант приватной сети с контролем доступа участников. Этот выбор объективно снизил расходы, но также и определил концепцию — при участии в сделке двух или трех сторон риск сговора или «атак» данных принципиально иной, чем при сотнях и тысячах независимых участников, на чем и базируется концепция блокчейна.

• Увлеченность технологией, а не клиентским сервисом и монетизацией. Сложно отнести это напрямую к недостаткам, скорее — это признак того, что концепциям внедрения предстоит проделать еще значительный путь.

На мой взгляд, из описанных выше проб­лем следует парадоксальный вывод. Притом, что наибольший интерес к внедрению блокчейн-технологий на рынке факторинга испытывают сами факторы, решения, исходящие от каждого из них, так и остаются локальными.

Построение единой системы потребует либо, как минимум, единой позиции от рынка факторинга, например, в лице Ассоциации факторинговых компаний, либо привлечения внешних отраслевых или технологических объединений, например Ассоциации «ФинТех». Если говорить конкретно об Ассоциации «Финтех», то тема внедрения блокчейн-технологий именно в государственном масштабе является одной из значимых задач Ассоциации. Отношение регулятора к ее технологическим (не финансовым) инициативам гораздо более внимательное.

Государственный интерес к внедрению блокчейн-технологий на рынке факторинга перевернет существующий на рынке подход «Я сделал решение с конкретным дебитором, присоединяйтесь, если хотите» и сведет его к единому стандарту предоставления, хранения и передачи данных. Более того, единая для рынка система будет более устойчивой с точки зрения прямых атак на данные за счет увеличенного количества участников и реальной распределенности данных. Это как раз то, на чем основан блокчейн.

С какими дебиторами развивать систему и проводить первые внедрения? Также хороший вопрос. В текущей концепции, когда каждый пытается точечно договориться с контрагентами, процесс перехода на платформенную работу займет годы и, возможно, даже десятилетия. Возможное решение — привлечение агента влияния в лице государства либо его институтов.

Для того чтобы заручиться подобной поддержкой, недостаточно строить систему, ориентированную на достижение финансовых целей и KPI, характерную для банков и финансовых рынков. В рамках государства целеполагание, вероятно, сместится в сторону двух аспектов.

1. Функции поддержки предпринимательства через возможность быстрого получения недорогих ресурсов малым и средним бизнесом. Не секрет, что в стране действует ряд госпрограмм, например проект «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Законы № 44-ФЗ и № 223-ФЗ предусматривают меры по стимулированию участия в закупках субъектов МСП. Реализация единой системы, позволяющей существенно упростить доступ к кредитным ресурсам, может быть значимым успехом и для рынка, и для Корпорации МСП. О том, что задача находится на оперативном контроле и входит в число приоритетных, свидетельствует заявление В.В. Путина 21 декабря 2017 года на встрече с представителями российского бизнеса: «В результате взаимодействия Правительства, Корпорации по развитию малого и среднего бизнеса и компаний с госучастием объем закупок у малых и средних предприятий в 2017 году вырос на треть (на полтриллиона рублей) и составил 2 трлн рублей. Есть все основания для того, чтобы в 2018 году довести этот показатель до 3 трлн рублей, причем в значительной части за счет увеличения доли и расширения линейки высокотехнологичной продукции».

2. Функция контроля финансовых потоков. Со стороны государства всегда будет желание оперативно понимать финансовые потоки, которые связывают госкомпании и их поставщиков. И, если для корректности ведения тендерных процедур в рамках Закона № 44-ФЗ давно работает единый ресурс zakupki.gov.ru, то дальнейшие действия и выплаты в рамках уже заключенных контрактов находятся в серой зоне.

Я, безусловно, верю в развитие цифровых решений и их вклад в увеличение рынка факторинга, но эволюционный подход к их внедрению будет означать достаточно медленное и точечное внедрение. Революционный же способ означает необходимость формирования единой позиции рынка факторинга и учета желаний не только самих факторов, но также государства и конечных потребителей — тех, ради кого мы, собственно, и работаем.

Итоговый выбор пути за рынком. Смогут ли факторы объединиться в части подходов к разработке и стандартам системы, смогут ли привлечь на свою сторону государство и профильные ассоциации, надеюсь, покажет уже текущий год. И тогда по итогам 2018 года мы сможем определить, останется ли тема «Блокчейн и развитие рынка факторинга» просто хорошим названием для книги или она будет уже частью новой реальности, которая повлечет за собой кратный рост рынка факторинга, увеличение его доступности для всех компаний нашей страны.

Автор: Виктор Вернов, председатель Правления АФК. Источник: БО