Ассоциация факторинговых компаний (АФК) — профессиональное общественное объединение участников рынка факторинга в Российской Федерации.


04
Сен
2020
Карантинный квартал

Российский факторинг проехал мимо указателя «Карантин», чуть снизив скорость, но не останавливаясь. В отсутствие «дорожной полиции» в лице регулятора рынок не прижался к обочине, но следовал ранее намеченным курсом, увеличив цифровые обороты и сбросив балласт дебиторов, лишившихся выручки

Ассоциация факторинговых компаний (АФК) опубликовала итоги анкетирования участников рынка факторинга по состоянию на 1 июля 2020 года. Впервые за историю изменений, которые АФК проводит с третьего квартала 2009 года, совокупный факторинговый портфель рынка на 1 июля оказался ниже, чем на 1 апреля того же года. Объем принятого участниками рынка кредитного риска за апрель — июнь 2020 года снизился на 43 млрд рублей (–6%), до 674 млрд рублей. Однако динамика год к году осталась положительной — по сравнению с 1 июля 2019 года рост составил 117 млрд рублей (+21%).

ПОРТФЕЛЬНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

Гримасы пандемии и не могли обрушить портфель. Среднерыночная оборачиваемость портфелей факторов стала величиной почти постоянной — многие годы она колеблется в районе 70 дней. Примерно столько же длились самые жесткие карантинные ограничения в России: остановка предприятий, закрытие объектов торговли и запрет на оказание контактных услуг. В этот период «закрытые» клиенты не нуждались в дополнительном финансировании, так как не имели возможности генерировать выручку и им не требовался аванс. Портфель не рос.

Но по той же причине факторинговый портфель и не падал! Средства на счетах «закрытых» клиентов стали аналогом пенсионных накоплений, которые менеджмент и собственники предпочитали направлять на социальные нужды, а не на обслуживание краткосрочных заимствований. Поэтому одними из главных трендов начала второго квартала стали выход «закрытых» клиентов в «период ожидания» (срок после окончания профинансированной отсрочки платежа, предоставляемый по договору факторинга для урегулирования непогашения дебиторской задолженности без санкций в виде регресса к клиенту), а также его удлинение со стандартных 30–45 дней до 60–90 дней. В сделках факторинга без регресса аналогичные «периоды ожидания» запросили «закрытые» дебиторы, наиболее крупными из которых стали торговые сети бытовой техники и электроники и DIY (товары, сделанные своими руками).

В итоге активы сохранялись на балансе факторов, в том числе генерируя дополнительный доход за пользование денежными средствами.

Постепенное снятие ограничений наступило для большинства факторов раньше, чем закончились пролонгированные «периоды ожидания». Но к этому времени доля «закрытых» клиентов в портфелях многих факторов сократилась благодаря притоку новых клиентов, которые не прекращали работать в карантин и даже, напротив, увеличивали объемы реализации стремительнее, чем это позволяли оборотные средства в наличии. А если ваши продажи растут высокими темпами, лучшего средства для пополнения оборотных средств, чем факторинг, просто не найти. Особенно в ситуации, когда ваши конкуренты сидят дома или в своих странах за закрытыми границами.

Результаты проводившихся АФК в апреле-мае 2020 года опросов участников рынка свидетельствовали о взрывном росте спроса на факторинг даже со стороны крупных и финансово устойчивых компаний, доселе предпочитавших более простые в понимании их финансовых директоров кредиты и овердрафты для финансирования дебиторской задолженности.

Наконец, третья причина отсутствия драмы в снижении факторингового портфеля рынка в апреле — июне 2020 года — чисто статистическая. Из графика 1 видно, что второй, «пандемийный», квартал текущего года не создал отдельного тренда, а лишь усилил существующий. Начиная с 2018 года темпы роста портфеля рынка во вторых кварталах устойчиво снижались, и, не будь карантина, в нынешнем году оказались бы чуть выше нуля.

Можно предположить, что данный тренд продиктован увеличением дюрации портфелей крупнейших факторов по крупнейшим же сделкам, большинство из которых заключается, как показывает статистика, в четвертых кварталах года. Например, в 2018 году портфель с октября по декабрь вырос на 150 млрд рублей, а в 2019 году — на рекордные 221 млрд рублей. Невысокая емкость клиентской базы рынка в сегменте крупных и сверхкрупных компаний не способна абсорбировать предлагаемую факторами ликвидность с повышенной дюрацией равномерно в течение года, новых «гигантов» экономика не создает, поэтому задача стабилизации портфеля ложится на плечи турбулентного среднего и малого бизнеса.

МЕСТО ДЛЯ «СПАСИБО»

Однако наиболее интересным представляется аналогичный график для финансирования, выплачиваемого факторами клиентам во вторых кварталах года. На нем, разумеется, отражается тот же тренд снижения динамики рынка в апреле — июне начиная с 2018 года. Но в отличие от портфеля, который зависит от клиентских флуктуаций практически ежедневно, объем средств, направляемых факторинговыми организациями в экономику, — величина более постоянная.

На графике 2 в выборке четко разделены два периода: с 2014 по 2017 год и с 2018 по 2020 год. Внутри этих периодов динамика практически отсутствует, в первом рост чередуется с падением, объемы колеблются в пределах 370–430 млрд рублей, во втором динамика положительная, но граница поддержки сместилась к 700 млрд рублей.

Даже у наблюдателя, не посвященного в превратности российского факторинга, может создаться впечатление, что в период между 2017 и 2018 годом произошло событие, которое вывело рынок на новый, более высокий уровень. Это спустя год в полной мере отразилось статистически в количественных показателях.

И это впечатление не обманчивое. Во втором квартале 2018 года, конкретно — 1 июня, вступила в силу ныне действующая редакция гл. 43 Гражданского кодекса Российской Федерации. Диапазон факторинга расширился от границ схемы «финансирование плюс» до возможности создавать комбинированные продукты, используя закрепленную в Конвенции УНИДРУА по международному факторингу концепцию «два из четырех», дополняя ее элементами иных договоров и так далее — и все это в рамках российского законодательства, которое не ругает только ленивый.

Два года назад рынок факторинга выпустили из клетки, в которой он находился двадцать лет, и в период пандемии эффект освобождения сыграл определяющую роль — не только в устойчивости самих участников рынка, но и в эффективном транслировании краткосрочной ликвидности в экономику с использованием факторинга.

ВСЁ НА ВЫХОД

Распределение долей Москвы и остальных регионов в портфеле рынка факторинга долгое время напоминало советский анекдот про доллар и рубль: первый все время падает, на второй ничего не купишь. Карантинный второй квартал 2020 года изменил, а быть может, и отменил тенденцию сокращения доли столицы в портфеле.

Удаленная работа факторов подстегнула вяло текущую несколько лет цифровизацию всех критичных этапов факторинговой сделки — от заключения договора до сбора дебиторской задолженности. Процесс не остановил даже экстренный перенос реформы законодательства об электронной подписи — факторы начала работать с тем 63-ФЗ, который есть, переводя документооборот с клиентами и дебиторами из бумажного формата в цифровой.

Если до пандемии наличие бумажного документооборота между клиентом и дебитором зачастую становилось непреодолимым препятствием для получения факторинга, то с приходом «удаленки» проблема факторинга в регионах решалась покупкой сканера и расширением функционала электронной подписи

В результате условие дислокации провайдера факторинговых услуг перестало определять доступность этих услуг для клиентов. Если до пандемии наличие бумажного документооборота между клиентом и дебитором зачастую становилось непреодолимым препятствием для получения факторинга, то с приходом «удаленки» проблема факторинга в регионах решалась покупкой сканера и расширением функционала электронной подписи, которая до этого хранилась на компьютере или в ящике стола бухгалтера и применялась только для отправки налоговой отчетности. Факторинговое финансирование стало сравнимо с беспилотным летательным аппаратом, оператор которого находится в тысячах километров от цели.

Период с апреля по июнь стал звездным часом операторов электронного документооборота и разработчиков различных факторинговых платформ. При этом в комментариях к обзору АФК участники рынка разделились на два лагеря: лидеры по портфелю делают ставку на платформенные решения собственной разработки, подключаясь к сторонним площадкам ради диверсификации риска либо для доступа к мультифакторным решениям крупных дебиторов (X5 Retail Group, «Дикси», ММК); факторы, ограниченные в инвестициях, активно пользуются всеми преимуществами аутсорсинга, предоставляемыми внешними факторинговыми платформами, не опасаясь ценовой конкуренции и потенциальной миграции клиентов в сторону лидеров.

Ускоренная цифровизация в период пандемии стала дополнительным аргументом в пользу роста базы клиентов и дебиторов рынка факторинга (см. график 3). В лексиконе руководителей факторинговых компаний термин «факторабельность» применительно к стратегии работы с клиентами во втором квартале 2020 года уверенно вытеснил словосочетание «цифровой онбординг», означающее возможность заключения договора факторинга без использования бумаги, ручки и синей печати.

Эта тенденция уже нашла отражение в увеличении портфелей в наиболее продвинутых с точки зрения IT-технологий отраслях и, очевидно, будет усиливаться вне зависимости от сроков восстановления экономики после выхода из режима карантина. Ведь сами лидеры рынка факторинга в окончание пандемии не верят и готовы развивать бизнес в новых реалиях.

Источник: БО